?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Часть 3. Кино. Советская газета. Бомбежки Мидхарста и Петворта. Открытие Второго фронта. Конец войны.

начало

Хорошо запомнились акции по сбору средств вроде «Купи «Спитфайр» [самолет-истребитель, участвовал в боевых операциях во Второй Мировой войне] за 5 000 фунтов или «Неделя военных кораблей» и огромное табло на площади, показывавшее, сколько денег было собрано. Запомнилось, как впервые разрешили звонить в колокала в церкви – этим ознаменовалась победа в Эль Аламейне [Египет, победа 8-й британской армии под предводительством маршала Монтгомери]. Еще я помню, что мы часто звонили в контору, отвечавшую за распределение продуктов, чтобы получить апельсиновый сок и масло печени трески для беременной матери.



Кино тогда было любимым развлечением для всех без исключения. Смотреть его ходил каждый. Для моей матери кино было настолько важно, что именно от него она принципиально отказывалась во время поста [в западных странах принято отказываться от любимых занятий или продуктов во время поста: многие отказываются на эти семь недель от алкоголя, шоколада или развлечений]. Бесспорным доказательством значимости кино было также то, что во время войны наш местный кинотеатр отремонтировали, и это при повсеместной нехватке как стройматериалов, так и рабочей силы.
Я помню, как сидел в зале на торжественном открытии кинотеатра после реставрации. Перед нами выступал с речью представитель Советского Союза.



Он был главной персоной того вечера. После его выступления показали советский фильм о войне, который запомнился мне своим жестоким реализмом. Фильм был совсем не похож на сентиментальные британские и американские картины, рассказывающие личные истории на фоне военных действий.
В 1942 году начала выходить еженедельная газета под названием «Советские военные новости». Помню, как моя мать купила мне первый номер этой газеты. Я читал «СВН» до тех пор, пока она продолжала выпускаться. Газета, подобно тому советскому фильму, была неприкрыто реалистичной. Так, издание производило сильное впечатление на читателей, публикуя письма немецких солдат рядом с фотографиями их трупов. На протяжении несольких выпусков газета не оставляла темы варварского разрушения немцами усадьбы Толстого в Ясной Поляне.

Кинозал в Эдинбурге в 1940-е

Я немного путаюсь во временных рамках, но помню, что как-то раз, близко по времени с наступлением на Арденны [возвышенность, западная оконечность Рейнских Сланцевых гор; на территории Бельгии, Франции, Люксембурга – прим. переводчика], в кино показал трофейную немецкую кинохронику. В ней немецкие солдаты ходили вокруг разбитых американских машин, хватая все, что плохо лежало, и выкуривая найденные сигареты.
Конечно, помимо всего прочего, кино было опасным местом в моральном отношении. Однажды рядом со мной пристроился солдат. Он сунул мне в руку шестипенсовую монету и положил мою вторую руку на себя. К счастью, билетерша привела еще нескольких зрителей на наш ряд, и нам пришлось встать, чтобы дать им пройти. Я воспользовался возможностью и тут же пересел. Как только я это сделал, билетерша подошла ко мне и раздраженно сказала: «Вернись, пожалуйста, на свое место!». На что я жалобно ответил: «Там ко мне пристает канадский солдат». Впервые в жизни я сказал что-то такое, на что взрослому человеку было нечего ответить. Она исчезла без единого слова.

Несмотря на то, что небо над Мидхарстом полнилось паром и дымом и часто звучали сигналы воздушной тревоги, город подвергся лишь одной серьезной бомбежке. Это был, как его тогда называли, «молниеносный налёт с последующим отходом». Я никогда не задавался целью вникнуть в исторические детали события, поэтому рассказываю, опираясь на память. Это случилось в среду, в мае 1943, после полудня, когда занятия в школе уже закончились. Похоже, это был последний день интенсивных бомбежек, поэтому жертв было сравнительно немного. Единственный налетчик прошелся тогда по Мидхарсту, сбросив шесть бомб, три из которых, в итоге, угодили в здания.

На фото Лондон после бомбежки


Было около 3.30 дня. Мы пили чай на кухне. Вдруг мы услышали громкий шум низко летящего самолета, а через мгновение – тяжелые удары бомб, заставившие трястись землю. Моя мать рассказывала потом, что сестра проявила "удивительное самообладание", немедленно собрав попавщиеся под руку вещи: постельное белье и что-то еще, и найдя укрытие под лестницей. Я же пошел таращиться улицу. Одна бомба упала в каких-то ста ярдах [в 91 метре, 1 ярд = 91,44 см] дальше по улице. Все вокруг было в желтоватом едком дыму и было слышно, как бились окна. Начали открываться двери домов и люди высыпали на улицу, глядя на очаги пламени и разрушения в зоне удара бомбы. Среди них была женщина с ручейками крови на щеках, она кричала: «О, моя семья!». На тротуаре я увидел тело, которое, очевидно, было переброшено взрывом через крыши. Тело было без головы, практически вся кожа была на нем содрана, различимыми были только ступни ног. Увидев мою реакцию, оказавшийся поблизости дорожный смотритель строго сказал мне идти домой. Позднее мы узнали, что ребенок, молодая мама и бабушка погибли во время бомбежки. Отец был на войне где-то за границей. Вечером по городу ходили толпы людей, осматривая разрушения. Среди них были и канадцы, которые в тот день по своему обыкновению приехали в город развлечься.
На следующий день на уроке французского языка моим одноколассникм простили несделанную из-за бомбежки домашнюю работу. А я простодушно сказал, что сделал мою еще до того, как нас начали бомбить.

Гораздо более страшная молниеностная бомбежка ждала городок Петворт, всего в шести милях от нас. Бомба попала в школьное здание и унесла жизни двух десятков детей. При этом я не слышал ничего о трагедии до тех пор, пока руководство школы не собрало ребят из Петворта, которые учились у нас, чтобы проинформировать их о случившемся. Как мне кажется, тогда было запрещено сразу публиковать сообщения о подобных происшествиях, а распространение новостей было затруднено даже в нескольких милях.
Газета «Таймс» от 29 октября 1942 года, писала, что «сейчас можно раскрыть иноформацию», что в школе Пертворта во время воздушного рейда 29 сентября погиб директор школы, учительница и 29 мальчиков. Издание также сообщало, что четырнадцать мальчиков, раненные во время нападения, были отправлены в графство Саррей в санаторий для выздоравливающих. Согласно «Таймс» от 2 января 1943 года, Министр внутренних дел назвал эту бомбежку одним из самых беспощадных «бедекеровских» воздушных налетов [«воздушные налёты по Бедекеру» - тотальные бомбардировки городов Кентербери, Йорк, Бат, Эксетер и др., не имеющих военного значения и описанных в немецком путеводителе Бедекера как исторические и архитектурные памятники; бомбардировки проводились немецкой авиацией в 1942 году].
Меньше десяти лет назад я встретил женщину, которая находилась в Петворте во время налета. Она рассказала, что удар бомбы задел прачечную, и живые изгороди с деревьями покрылись «гирляндами» из постельного белья и одежды.
Ребята переходили в нашу школу из разных мест, в том числе из Богнор Регис Таун [город-курорт в Восточном Сассексе, Южное побережье Англии]. Я слышал от одного мальчика, который жил в прибрежном городе, что обычным явлением были пулеметные обстрелы главных городских улиц немцами, возвращающимися на материк после налета.

Помню, как у школы на видном месте поставили захваченный фашистский самолет. Вероятно, чтобы лучше мотивировать учеников к сбору средств на военные нужды. Он простоял там неделю, охраняемый преисполненными чувством собственной значимости парнями из школьного кадетского корпуса. Я тоже вступил в кадетский корпус во время войны. Мы ходили в долгие полевые марш-броски, потому что наш главный наставник, майор Йеоманс, придерживался собственной теории относительно причин поражения Британских экспедиционных войск в Европе. Они, на его взгляд, не умели маршировоать. Заместителем командира был воспитатель по фамилии Уилкинс, офицер-ветеран Первой мировой, который утверждал, что ведет свою родословную от самого Оливера Кромвеля. Он порой говаривал, гневно уставившись на нас: «Если кто-то скажет вам, что снаряд никогда не падает в одно и то же место дважды – не верьте!».
Я отчетливо помню, как в мае 1941 по дороге в школу один мальчик сказал другому: «Худ» затонул» [британский линкор «Худ» был потоплен в 1941 немецким линкором «Бисмарк»]. Каждый школьник знал, что он олицетворял всю мощь Королевских военно-морских сил, будучи самым большим боевым кораблем (линейным крейсером) в мире. Мы тогда ужасались этой новости. Однако в 1990-е я встретил француза, который во время войны учился в школе где-то в Алжире. Он рассказал, как его класс с большим энтузиазмом апплодировал этому событию. Они знали, что линкор «Худ» принимал участие в нападении на французский флот в Мерс-Эль-Кебир [порт на берегу северо-западного Алжира, территория Франции в начале Второй Мировой, битва у которого произошла 3 июня 1940 года. Британия атаковала стоящий на якоре французский флот, опасаясь что он присоединится к немецкому], которое тот француз видел своими глазами.

Британские солдаты перед высадкой в Нормандии (открытием второго фронта)



После наступления Дня-Д [День высадки, 6 июня 1944 (с точки зрения советских историков, фактическое открытие второго фронта во второй мировой войне), когда войска союзников под командованием Дэвида Эйзенхауэра высадились на побережье Нормандии] в небе появилась дружественная авиация. В Мидхарсте прошел военный парад с участием бесконечных верениц войск и военной техники. Все военные вокруг, как мне казалось, были британцами. Мотоциклисты связи – военные курьеры – разрешили мне и другим мальчикам помочь им считать единицы техники. От одного из курьеров я узнал, как считать по «пятеркам» - с помощью четерых вертикальных штрихов, перечеркнутых одним горизонтальным.


Мы показавали военным, проезжавшим мимо в грузовиках, черчиллевский знак V [поднятые вверх в форме буквы V указательный и средний палец, что означает “victory” – “победа”]. Я помню, как солдаты в одном из кузовов продемонстрировали нам, как делатся грубый вариант этого знака [с высунутым языком] и дружно загоготали, потому мы немедленно усвоили урок.
Вспоминается интересная деталь: танки, в основном «Шерманы» [средний танк, взятый на вооружение союзниками в 1944 году] двигались самостоятельно, ворочаясь и скрипя на поворотах и поднимая тучи пыли, которая потом оседала на подоконниках. Сейчас военная техника перевозится исключительно на крупных автоперевозчиках. Я наблюдал за тем, как нелегко давался им путь по Нокхандред Роу, узкому и крутому переулку, который соединял центральную улицу и дорогу, идущую к побежью. Машины были сильно изношены, однако, несмотря на это, им предстояло снова отправиться в бой. После Дня-Д в городе осталось немного солдат.
Мужчины начали возвращаться с фронта: кто-то с боевыми ранениями, а кто-то с трофеями. Много было разговоров о немецких бомбах Дудл-Баг [первоначально – название личинки муравьиного льва; так в просторечии прозвали немецкие самолеты-снаряды V-1, впервые использованные немцами в атаке на Лондон 13 июня 1944 года], но я лишь однажды слышал, как разорвалась одна из них.
Примерно в это время один мальчик из школы, головастый паренек, живший неподалеку от нас в большом доме напротив гостиницы «Спрэд Игл», и имевший свободный доступ к лаборатории ветеринара, чей кабинет располагался в том же доме, начал делать порох. Я не знаю, какие именно составляющие он использовал, но, в итоге, получился желтый порошок, которым он делился с нами. Мы искали подходящие каменные ступени, сыпали на них чуть-чуть порошка и ударяли по этому месту молотком, после чего раздавался весьма выразительный громкий хлопок. Однажды, спрятавшись в церковном дворике, мы насыпали порошок в жестяную банку из-под какао и закрыли ее. Порох не замедлил с ответом: банка взорвалась и расплющилась. Классная была штуковина – этот порошок! Но когда его мать, школьная учительница, обнаружила в кармане брюк сына желтый порошок, похожий на порох, она тут же позвонила директору.
Директор пришел к нам в класс. Шел урок математики, который вел нервный тип, который яростно грыз ногти и позднее был пойман за продажу школьного микроскопа. Юный экспериментатор сознался во всем и сдал все свои пороховые запасы. В итооге, история получилась довольно веселой. Я помню, как директор и учитель обменялись многозначительными взглядами, когда мальчик признался, что собственноручно смешал ингридиенты пестиком в ступке.

Я могу достоверно заявить, что именно в День Победы в Европе [8 мая 1945 года] я впервые положил руку на талию девушке.

Парад в Лондоне






Запомнились прошедшие летом выборы 1945 года. Я хорошо помню массовые сходы и всеобщий энтузиазм по поводу этого события, даже в избирательном округе Чичестера [округ в графстве Западный Сассекс, избирает представителя Палаты Общин; город Мидхарст входил в этот округ], который оставался целиком и полностью консервативным. Я помню, как ходил на большое собрание в Дрилле Холле в Мидхарсте, куда пришли, должно быть, сотни людей. Я слышал, как один человек, о котором потом говорили, что до войны он придерживался фашистских взглядов, отрезал: «Этот ваш Моррисон [Герберт Моррисон, видный деятель британского правительства в 1940-е; в разные годы был Министром снабжения, Министром внутренних дел, Министром иностранных дел] был трусливым пацифистом!». Я тогда не знал, что это значит это слово. [Пацифист (здесь) - человек, который освобождается от военной службы по причине полного отрицания насилия любого свойства. Таких людей называли COs или презрительно «conchies»]
Как-то раз на многолюдном митинге на рыночной площади я слышал, как неугомонный социалист, чем-то похожий на Майкла Фута [политик-лейборист, член Парламента с 1945 по 1950, а затем с 1960 по 1992 годы], кричал через всю площадь члену Парламента капитану Джойсону-Хиксу [сэр Ланселот Уильям Джойсон-Хикс, член Консервативной партии, служил в добровольческом резерве Королевских ВМС в время Второй Мировой, с 1942 по 1958 входил в Парламент от избирательного округа Чичестера]: «Это все ложь, сэр!». Тот ответил: «Нет, это не ложь, сэр!», - на что получил ответ социалиста: «Да, это ложь, сэр!», - и снова «Нет, не ложь, сэр!». Такая преданность своим взглядам и готовность их открыто защищать говорили о том, что настала новая эпоха. А я в это время уже читал «Виновников» и «Вашего ЧП» [член парламента]. [Вышедшие в 1940-е годы в Британии политические книги левого толка; «Виновники» разоблачает высших государственных чиновников, которые попустительствовали фашистской Германии, «Ваш ЧП» раскрывает компроматы на членов парламента]


Уникальные ЦВЕТНЫЕ фото конца Второй мировой газета "Дейли Мейл"

Американские солдаты перед Д-Днем во Франции



Немецкие пленные



Журналисты на параде в честь освобождения Франции


Париж встречает американцев


====================================

А это - парад на Красной площади в 2010 году, в котором приняли участие британские гвардейцы. Все-таки, 60 с лишним лет назад, мы победили вместе.



Comments

( 6 comments — Leave a comment )
smeyanka
Apr. 12th, 2012 09:12 am (UTC)
Интересно написано! Про бомбежку - а вот интересно, под лестницей прятаться - разве не так же опасно, как выходить на улицу? если бомба в здание попадет - то прячься-не прячься под лестницей, не убережет.
А почему только в западных странах в пост отказываются от развлечений и любимых продуктов? в православных странах, вроде, тоже.
Ужасно жаль погибших мальчиков в школе, у них не было, получается, бомбоубежища - или не успели увести.
Смешная история про порох, маленький Менделеев:)
Спасибо за твой труд в переводе и выкладывании!
rus_esmeralda
Apr. 12th, 2012 02:10 pm (UTC)
Рада, что понравилось :)

В православной традиции отказываются от всего дружно все разом. В западных странах практикуется (я знаю насчет США и Англии) повсеместно личный отказ по собственной инициативе. Каждый выбирает сам, от чего отказаться в этот раз.
Наиболее популярно отказываться от шоколада, мороженого и других сладостей или алкоголя.

Насчет прятания под лестницей, Джон тут говорил с некоторым сарказмом, дескать, тоже мне присутствие духа :))) Может, в кавычки поставить это словосочетание, чтобы такой смысл был более очевиден?
smeyanka
Apr. 13th, 2012 07:25 am (UTC)
Да, может быть, или добавить про сарказм, который относился именно к лестнице, не знаю, как другие, но я подумала, что она так вещи собрала решительно, значит, и под лестницу не просто кинулась, а, наверное, ее учили, что именно так надо делать во время бомбежек.
rus_esmeralda
Apr. 14th, 2012 02:04 am (UTC)
Я поняла, что это она такую инициативу проявила.
Закавычила эту фразу. Я старалась по возможности не отступать от оригинального текста, как-то так.
lev_vz
Apr. 17th, 2012 05:10 am (UTC)
Меня в этой истории наиболее поразило, что бомбёжки велись согласно путеводителю по культурным центрам. Всё-таки фашисты были настоящими моральными уродами.
rus_esmeralda
Apr. 17th, 2012 04:33 pm (UTC)
Да, не то слово.
Без ужаса на события тех лет вообще смотреть нельзя...
( 6 comments — Leave a comment )