Julia Lansford (rus_esmeralda) wrote,
Julia Lansford
rus_esmeralda

Однажды в Америке. Мой первый день в США

До тех пор, пока моя нога не ступила на благословенную землю Соединенных Штатов, я не была фанатом Америки. Я была в Англии, много общалась с англичанами и переняла от них этакое скептическое отношение к Америке. Англию я нежно любила, люблю и сейчас.

Новый Свет, дескать, безкультурные, не интеллектуальные, но веселые и простые люди. Помню слова одного моего знакомого европейца: "I have been to America. Nothing to do there. It's a country with a zero culture". Американцы казались мне такими сэрами Генри в исполнении Михалкова из "Собаки Баскервиллей": простодушными, забавными и недалекими. В детстве я даже (!) любила смотреть Задорнова и принимала его слова за чистую монету.

И, подчеркну, я НЕ думала об эмиграции. Я хотела жить в России, иметь хорошую работу и много путешествовать по миру. Когда я была в Европе, мне там безумно нравилось, но мысли, чтобы там ЖИТЬ, у меня никогда не возникало.

Под катом многобукв, но я смею уверждать, что там интересно!

Первым американцем, которого я увидела вживую, стал профессор политологии Пол. Каким ветром его занесло к нам домой, я не помню. Приехал смотреть город вместе с другом моего отца. Профессор политологии, однако, на меня, 11-летнюю, не произвел впечатления умного человека. Скорей наоборот. Он носил дурацкую полосатую шапочку и говорил какие-то глупости. Например, уверял нас, что наши зимы - ерунда, а в штате Нью-Йорк, откуда он родом, зимой холоднее, чем в России. Еще он говорил, что надо бомбить Белград. Я с младенчества была за мир во всем мире, и человек, который считает, что кого-то надо бомбить, у меня вызывал, по меньшей мере, недоверие.
На этом мое знакомство с американцами прекратилось до поры до времени.
Пока в 2006 году к нам по обмену не приехала семейная пара американцев из Северной Каролины. Эти американцы очень воспитанные, интеллигентные люди. Дадут фору многим англичанам! Мое отношение к Америке начало постепенно меняться. «Помогли» и курсы бизнес-английского, которые вела преподавательница, окончательно и бесповоротно (прям как я сейчас) влюбленная в Америку.

Когда я поступила в университет, я узнала о программе обмена. Родители хотели, чтобы я съездила по ней в США. Дочка того самого друга отца, который когда-то приезжал с американцем Полом, ездила работать в детский лагерь. Меня детский лагерь что-то совсем не прельщал. В 2004-2006 годах я была поглощена журналистикой и работала все лета напролет в газетах. Какой детский лагерь в Америке? Спасибо-спасибо. Наконец, в 2006 году я решила: надо поехать по программе в Америку. Испугала цена. Но я уже начала собирать документы, как вдруг... встретила одного молодого человека и влюбилась. Существование Америки на белом свете перестало играть для меня роль. На программу я не оформилась. Затем были два года отношений, да таких, когда от друг друга не отходят ни на шаг.
Но потом отношения, к счастью (спасибо Судьбе и Мирозданию) начали давать трещину. А я пошла на 5-й курс. И крепко задумалась о поездке в Америку. Все-таки это был мой последний шанс, как мне тогда казалось. Разлука перестала меня пугать и стала даже выглядеть привлекательно. Я же устала от этих отношений. Быстро оформилась на программу. Я собиралась съездить на месяц или два. Заработок денег даже в планы не входил. Я хотела просто посмотреть страну, погостить у той самой замечательной семейной пары из Кэри, Северная Каролина.
В марте 2009 меня сократили из газеты и я устроилась работать по специальности - маркетологом. В этом я видела начало моей новой карьеры. Я еще не знала, каким ужасом наяву обернется для меня та работа, и каким счастьем – Америка.
Мне было даже не очень важно, по большому счету, получу я визу или нет (ведь шансы были очень малы). Для меня сейчас дико это осознавать, но это было так. Если бы я ее не получила, я бы поехала искать работу в Москву. Это был решенный вопрос.
Но, слава Богу, я получила визу. Пошла в кабинет директора сообщить, что я уезжаю, и вернулась оттуда с радостной вестью: я уволена. Эта работа меня так достала, что я была просто счастлива. Я улетела в Америку 28 июня 2009 года. Мой обратный билет был забронирован на начало августа.

Я не ждала от Америки чуда. Но оно произошло. Просто взяло и произошло. Чудеса не спрашивают нас, вовремя ли они происходят.
Когда я летела над океаном на прекрасном самолете швейцарских авиалиний, я строила ассоциации с миром Толкина. Ну, Благословленная Земля на Заокраинном Западе, Валинор, там, понимаешь. Валинор я себе и то представляла лучше, чем Америку. Летела я вникуда, а географически – в Нью-Йорк, аэропорт JFK.
Я знала, что американцы много улыбаются – почерпнула в теории. Я знала, что улыбаются они при контакте глаз. Поэтому, когда я шла по коридорам аэропорта забирать свой багаж, я улыбалась встречным людям. Я не помню, кто чаще улыбался первым. Но от этих улыбок и общей доброжелательной атмосферы мое настроение взлетело куда-то к высоченному потолку аэропорта.

Я получила багаж. У меня было пять часов на гулянку по Нью-Йорку. Узнав, столько ехать до Манхэттена и обратно, я поняла, что лучше поеду в Квинс на автобусе. Взяла карту автобусных маршрутов и вышла на остановку. Было очень жарко, кажется, плавился асфальт. На остановке ждал автобуса сотрудник аэропорта. Я стала спрашивать его, что можно посмотреть в Квинсе, недалеко от аэропорта. Вильям, так его звали, вызвался мне помочь и показать пару мест. Мое и так уже преотличное настроение стало еще лучше. Автобус ехал через какой-то индийский квартал, дорогу переходили женщины в сари и мужчины в чалмах и длинных белых одеждах. Я свернула шею, рассматривая улицы.
Мы с Вильямом доехали до парка, погуляли там. Люди сидели на лужайках, по траве носились дети с собаками, ребята играли в баскетбол на специальных площадках. Нью-Йорк наслаждался еще одним днем. А я начала понимать, что мне здесь очень нравится. Шальная мысль о том, что именно это место (Америку) я, сама того не зная, искала всю жизнь, залетела в мою плавящуюся от жары голову.
Вильям сказал, что ему надо навестить маму, которая живет неподалеку. Думаете, я отказалась пойти с ним? Вы меня точно не знаете, если действительно так думаете, господа. Его мама жила (и живет, надеюсь) в маленьком домике с ярко-изумрудной лужайкой и цветником где-то в Квинсе. Это была милая женщина в инвалидной коляске. Кофе я пить не стала и оставила Вильяма с мамой. Он объяснил мне, как добраться обратно.
Я снова села на автобус и стала глазеть по сторонам. Вид у меня, должно быть, был чудной. Ко мне подсел чернокожий дядечка лет 50. Сказал, что точно знает, что я не отсюда. Мол, у нью-йоркера взгляд другой. Мы с ним разговорились, это я умею. Я уже не помню, дурья моя башка, как его звали, а листочек с телефоном потеряла. Он оказался художником, у которого в Бруклине проходила выставка. Я обещала посмотреть ее на обратном пути в Россию, но так и не посмотрела.
Он угостил меня кофе в забегаловке на автобусной остановке и даже подарил мне фотографию своей картины. Я ничего не понимаю в современном искусстве, по мне, он рисует симпатичные переплетения линий. Этот художник спросил меня, куда я лечу дальше. Я сказала: в Северную Каролину, город Рали, а потом в Кэри. (Я летела именно туда, собиралась пожить в Кэри пару дней, а уже оттуда друзья моей семьи должны были отвезти меня на побережье Южной Каролины). Я не заводила речи о Мертл Бич, я знала, что я туда еду, но даже с трудом вспоминала название города – не привычное.


Речь о нем завел сам нью-йоркский художник: «Ах, ты едешь в Каролину? Тогда тебе обязательно нужно попасть в Мертл Бич! Тебе обязательно нужно туда. Тебе там понравится!». Насколько пророческими оказались его слова! Можно пнуть меня за то, что я воспринимаю все с излишним мистицизмом. Но, господа, если бы это было единственным совпадением, которое связало меня с Америкой! Их масса.

Мое время в Нью-Йорке начало подходить к концу. Я села на автобус и поехала обратно в аэропорт. Через пару дней, как только я выяснила, как это делается, я поменяла обратный билет. На самый-самый конец сентября. Я хотела остаться в Америке как можно дольше

Я не ощущала себя иностранкой, гостьей, как это было раньше в Европе. Я не знаю, откуда пришло это чувство, но я почувствовала себя как дома. Лучше, чем дома. Я не имею ни малейшего понятия, каким ветром навеяло мне ощущение, что я нашла свой уголок на большой земле. Где, на какой из пыльных улиц Нью-Йорка я подобрала эту уверенность в том, что я сюда обязательно вернусь, чтобы ни было? Я не знаю. Но это так.

Фотка, сделанная в тот день
Tags: америка, мироощущение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →