Julia Lansford (rus_esmeralda) wrote,
Julia Lansford
rus_esmeralda

Charity

Давно собиралась написать об этом. О благотворительности и своем особом отношении к ней. Даже странно, что я начинаю писать в совершенно спокойном, добродушном настроении. Но это ненадолго. Обычно, когда заходит речь об этой проблеме, мне хочется рвать и метать. А также ругаться, топать ногами и клясть на чем свет стоит нашу страну.
Далее патриотов прошу удалиться.
У меня было благополучное детство. Пожалуй, даже лучше, чем у многих вокруг. На столе всегда были самые качественные и вкусные продукты, у меня были дорогие игрушки и даже компьютер (это в начале и середине 90-х, кстати!), а каждое лето мы с родителями ездили путешествовать. Да, насчет «лихих 90-х» я очень люблю поспорить. На мой взгляд, то время было вовсе не таким страшным, как его малюют.
Но сегодня речь не об этом. Странно, что при вполне благополучном детстве у меня возникло чувство того, что выбрасывать продукты или вещи нехорошо, если хотите – грешно.
Конечно, я не подбираю крошки со стола, как узники блокадного Ленинграда. Тем не менее, когда мы жили вместе с молодым человеком, я очень внимательно следила за тем, чтобы ничего не испортилось и не пропало. Я примерно представляла наше меню на следующие пару или тройку дней и покупала ровно столько продуктов, сколько было нужно.
Моя мама покупает продукты спонтанно, а потом забывает про них, и когда приезжала из Москвы и я заглядывала вглубь холодильника, добрую треть его содержимого приходилось выбрасывать. Это мне очень не нравится… И не только потому, что на покупку продуктов тратятся деньги, которые улетают, в итоге, на ветер.
Но мне сложно просто что-то взять и выбросить. Я всегда вспоминаю о том, сколько людей голодает и терпит лишения по всему миру! Да что там по миру! Сколько таких рядом с нами, в России!
Идея благотворительности витала в воздухе давно. На уроках английского в старших классах школы нам рассказали, как развита благотворительность на Западе. Мы даже сами занимались ей по западному образцу: пекли пирожки и печенье, продавали их на перемене, а на вырученные деньги покупали подарки для детей-инвалидов.
Впервые побывав в Англии в 16 лет, я увидела это своими глазами. Люди просто так, не получая никаких денег и льгот, в свободное от работы время помогают обитателям домов престарелых, тяжело больным, умственно отсталым детям… Вы знаете лично таких волонтеров? Именно волонтеров, а не тех, кто надеется на деятельности, лишь формально именуемой благотворительностью, как-то нажиться?
Вопрос риторический… Особенно обидно то, что до революции благотворительность и меценатство в России намного были шире распространены, чем в Европе. Сегодня на ней делают деньги и махинируют не хуже, чем в любой другой сфере нашей жизни. Один мой друг, назову его так, рассказывал, что у них в городе – Петрозаводске – умудрялись провернуть аферу: собирали деньги якобы на строительство храма, а потом свалили со всеми средствами «фонда» в Финляндию – и поминай, как звали.
Отсылать деньги на непонятные счета я не буду принципиально. Я не уверена, что они пойдут на благие цели. Деньги слишком ликвидны. Они с поразительной легкостью обращаются во все, что угодно: от уставных фондов каких-то ООО до ящика водки. А вот продукты, теплые вещи и обувь практически невозможно обратить во что-либо.
Однажды я решила устроить генеральную уборку в шкафах. Того, что уже давно не носят мои родители, набралось огромное количество. Знакомая многим ситуация: в шкафах места нет, и одеть нечего.
Я знакома с директором областного дома престарелых. Когда я была у него по работе (делала репортаж для газеты), я поинтересовалась, нужна ли им хорошая мужская и женская одежда. Впрочем, внешний вид их постояльцев говорил сам за себя: они были одеты, как настоящие бомжи. Директор благодарно закивал и сказал: привозите все, хоть завтра. В результате, когда мы привезли все это на машине, нас даже не пустили на порог. Руководитель заведения отсутствовал, а рьяные сиделки и медсестры сообщили, что ничего им надо, опять же, мягко выражаясь. Дескать всего у них в достатке, а копаться в старье им некогда: работа. Мобильный телефон директора молчал.
Я зашла в ближайшую церковь, спросила, нужны ли им теплые вещи. «Нет», - ответил батюшка: их прихожане ни в чем не нуждаются. Ни в чем не нуждались также в департаменте социальной защиты. По словам его работников, даже у погорельцев всего вдоволь. Детские вещи оказались не нужны в Доме малютки – где живут брошенные младенцы. Никто не хочет этим заниматься! Каждый в этой стране думает только о том, как спасти собственную ж… от лишнего геморроя. Вот ответ. Он прост и понятен. Он не требует комментариев…
… Но я нашла выход. Мамину и папину одежду мы отвозим в село, в километрах 25-ти от города. Почти все люди там сидят без работы: сельхозпредприятие развалилось, других мест работы нет, перспектив тоже. Людям она действительно нужна. Они нам благодарны.
Впрочем, однажды, это было около полутора лет назад, я не поверила своим глазам. Я увидела объявление о том, что для детского дома собирают одежду, настольные игры и книги. Я познакомилась с девушкой, которая этим занимается. Она – комиссар общественного движения «Наши», и, конечно, в благотворительности видит не только высокий нравственный смысл, но и способ продвижения по карьерной лестнице (или как там это у них называется??). Так или иначе, дети-олигофрены от этого только выигрывают. Благодаря этой девушке горожане постоянно приносят и привозят им обновки и игрушки. В это воскресенье пару пакетов с одеждой передала и я. Благо, мой размер вполне подойдет подростку.
… В Америке практически в каждом городе есть магазины Salvation Army – Армия спасения. Каждый может принести туда мебель, обувь, одежду, книги. Они продаются там по очень низким ценам. В Англии есть магазины, которые работают по тому же принципу, но все вырученные средства отправляются на лечение онкологических больных. Продавцы в них – волонтеры.
Чернокожая девушка с Ямайки Стейси, с которой мы вместе снимали жилье, так увлеклась шопингом, что все ее покупки не влезли в два огромных чемодана. Пару кофточек и несколько пар туфель пришлось оставить. «Выбрасывать хорошую одежду – не по-христиански, - сказала Стейси, - отнеси их, пожалуйста, в Армию Спасения». Я отнесла. Вместе со своим гардеробом, привезенным из России. Его место в чемодане заняли купленные в США вещи.
Будет ли такое когда-нибудь возможно у нас? Или 80 лет социализма окончательно убили в людях всякое стремление к благотворительности? Слишком уж исковеркан российский менталитет…
Tags: charity, антипатриотизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments