Julia Lansford (rus_esmeralda) wrote,
Julia Lansford
rus_esmeralda

Categories:

Как я чуть не сожгла отель... (или почти обычный рабочий день)

Описанные события относятся к июню 2011 года.


Денек не предвещал ничего плохого. В пять утра, разомкнув веки на другом конце Мертл Бич, я совершила ежедневный подвиг, добравшись-таки до душа. На то, чтобы сделать макияж, меня попросту не хватило. Наконец, я влезла в свою униформу: черные джинсы и необъятных размеров рубашку. В такой рубашке можно было бы спокойно разместить троих таких же, как я, но на ярлыке гордо красуется надпись XS.


Окинув свое отражение в зеркале беглым взглядом, я убедилась, что табличка с именем и словом «Россия» (наш отель гордится многонациональной командой), глаза, руки и ноги на месте. Через двадцать минут я уже была в Хилтоне. Успела вовремя. Тютелька-в-тютельку шесть утра. Если бы на пути в отель встретился хотя бы один красный свет на перекрестке, то не опоздать уже бы не получилось.
Первым делом по прибытии на рабочее место нужно проверить сообщения на автоответчике. Этим я и занялась. В тот день мой напарник по утренней смене был на свадьбе в Западной Вирджинии, и я одна работала в румсервисе на два огромных корпуса отеля: один в 16 этажей, а другой – в 24.
И вот примерно через пять минут над моим рабочим столом висело около десятка tickets (заказов, в данном случае – предварительных, я без понятия, как перевести, потому что никогда не работала в российском ресторанном бизнесе), которые нужно было доставить в номера в 7.30, 8.00 или 8.30 утра. Гости жаждали кофе, бельгийских вафлей (это такие гигантские вафли без вкуса и запаха, которые к настоящим бельгийским, отведанным мной в Брюсселе двумя годами ранее, отношения не имеют), омлетов (с грибами, тремя видами сыров, помидорами и шпинатом), а также французскими тостами, довольно вкусными штуками, представляющими собой особым образом обжаренный хлеб с сиропом и маслом, контитентальными завтраками, состоящими из выпечки, фруктов и сока, и прочей здоровой и не очень еды.
День обещал быть «жарким». Но градусы по Фаренгейту тут не причем. Зато из ежедневного информационного листка я узнала, что отель заполнен на сто с лишним процентов. В тот день наш Хилтон принимал конференцию юристов из Джорджии (не той, у которой столица Тбилиси, а той, у которой – Атланта:))). Юристы в Америке напару с врачами почитаются в народе за тех, кто гребет денежки лопатой. Что, судя по моим чаевым, соответствует истине.
Так вот, с утра пораньше эти почтенные законники атаковали румсервис. Идти завтракать в ресторан им явно было лень, а переплатить 10-15 долларов за доставку еды в номер и еще столько же отдать чаевыеми – это как для меня в России проехать остановку на автобусе вместо похода пешком.
Сказать, что я успела доставлять заказы вовремя, значит, покривить душой. Опыты работы непосредственно в румсервисе у меня тогда было меньше двух недель. Вскоре, чтобы избежать проблем, я стала обещать клиентам 45 минут от момента заказа до его доставки вместо положенных тридцати. Но даже в них я укладывалась с трудом.
Вы спросите, почему так долго? Что ж, вот и ответ. Приняв заказ, надо ввести его в компьютер, чтобы выписать счет клиенту и передать поручение поварам. Затем нужно сервировать поднос, приготовить напитки и тосты, забрать приготовленную еду на кухне и, наконец, доставить еду в номер. Последнее в часы пик происходит с боем.
Пока занимаешься одним заказом, постоянно поступают другие и в голове надо держать кучу мелочей. Кому кофе со сливками, кому острый соус, а кому – подгоревший тост (есть и такие любители). Только если по ошибке подсунуть их любимый подгоревший тост не тому клиенту, неприятностей не оберешься.
Доставка еды – отдельная песня. Служебный лифт более-менее свободен до 8 утра и после 5 вечера. В остальное время по нему туда-сюда с огромными тележками, набитыми простынями, полотенцами и чистящими средствами, снуют горничные и хаусмены (помощники горничных). В 95% случаев они родом с Ямайки и разговаривают на своем странном диалекте, который лишь отдаленно напоминается английский язык.
Совершенно гиблое дело пытаться поймать лифт с 8 до 9 утра. В это время они готовят тележки к работе. Можно запросто простоять 10 и даже 15 минут в его ожидании. В этот час пик я обыкновенно пользуюсь лифтом для гостей. Таких у нас четыре. Но это только на первый взгляд облегчает задачу перемещения в пространстве. На самом деле, 4 лифта на 396 номеров это не так и много. Особенно это чувствуется, когда все разом рвутся на пляж в районе 10-11 утра.
Среди прочих звонков от юристов и бизнесменов без десяти одиннадцать утра (в 11 мы прекращаем подавать завтрак и переключаемся на ланч) я приняла заказ от отца семейства.
- Я успеваю заказать завтрак?
- Конечно, сэр.
- Замечательно. Мы возьмем две яичницы с хашбраунами (тушеной картошкой), беконом и тостами, три порции детских пенкейков (называть их «блины» не рискну, ибо это блюдо ничем, кроме грубого перевода, не напоминает наши домашние блинчики), две порции бельгийский вафлей и много сиропа. А еще большой кофейник на шесть чашек и четыре стакана апельсинового сока.
Заказ нехилый! С хилтоновскими «доступными» ценами долларов на 150 потянет.
Кроме всего прочего, номер господина и его семейства находился не в самом отеле, а в соседнем здании – Роял Палмс. В него нужно дойти по коридору между зданиями, а потом поймать еще один лифт и подняться на 20-й этаж.
Я ввела данные в компьютер, чтобы принтер у поваров распечатал, что нужно приготовить, и побежала развозить омлеты с беконом жаждущим завтрака в постель.
По пути я собрала грязные подносы, которые клиенты отеля или горничные выставляют в коридор. Дело было в 11 часов, и в гостевой лифт я решила не соваться. Да и с грязными подносами перед гостями шастать – это, господа, моветон.
Тогда я влезла со своей тележкой в служебный лифт, обрадовавшись редкой удаче: он пришел почти моментально. И вот… лифт встал. Застрял между лобби и мезонином – этажом, где находится ресторан и конференц-залы. Толстая ямайканка, ехавшая со мной в лифте, тяжело вздыхала “Oh, Jesus”, а рыжеволосый, совершенно кельтской наружности, директор всего подразделения горничных, который тоже оказался в нашей компании, пытался шутить, но как-то не смешно.
Просидели мы там недолго, помощь пришла быстро. Вскоре мы услышали голоса ребят, которые чинят все поломавшееся в отеле (отделение Maintenance). Оказалось, что заставить лифт работать снова можно, лишь забравшись на 16-й (последний) этаж. Добраться туда не так-то просто. Каким-то способом, не исключаю, что – силой мускулов, они открыли двери застрявшего лифта. Я без труда пролезла в узкий проем между потолком лифта и вторым этажом – мезонином. Но сначала передала туда свои подносы. Я побежала работать дальше, хотя мне, не скрою, хотелось взглянуть, как то в ту щелочку полезет внушительных габаритов ямайканка.
Большой семейный заказ к тому времени был готов и остывал у поваров на стойке. Я в мгновение ока собрала поднос и тележку. Для того, чтобы сохранить еду горячей, мы используем так называемые хотбокс (горячие ящики) – металлические коробки, внутрь которых ставится спиртовка. Это наиболее подходящее слова для баночки с розовым желе, которое горит и сохраняет в коробке тепло до двух часов. Мне понадобилось две таких коробки, потому что в каждую из них влезает четыре тарелки, накрытых крышками, а у меня таких тарелок было семь. Две коробки – это все, что убирается на тележке: одна спереди, другая сзади.
Я перепроверила заказ, вздохнула и со всей прыти побежала его доставлять. На часы я взглянула только на пути в номер, чтобы заранее себя не расстраивать. Сейчас думаю, не надо было вообще на них смотреть. Потому что стало ясно одно: я опоздала. Что ж, пришлось включить пятую скорость. Это было явным нарушением скоростного режима, господа.
В лобби, недалеко от входа в отель, меня занесло на повороте. Я врезалась в стену и уронила одну из горячих коробок! Коробка лежала на боку, а я стояла в замешательстве. Вопрос Чернышевского «Что делать??» был актуален как никогда. Я подошла к коробке с одной стороны, потом – с другой… и решилась-таки открыть ее. Вот это было недальновидно, потому что из коробки вырвался язык голубоватого пламени. Спиртовка, очевидно, опрокинулась, розовое желе растеклось и горело синим огнем.
To Be Continued
Tags: fun, америка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 19 comments