?

Log in

No account? Create an account

September 10th, 2018

Кто здесь босс?



Картинку стащила из Pintrest, не удержалась.


На работе привели сегодня новую собаку по кличке Босс. Годовалый французский бульдог - пружинит от стены к стене, играет без остановки, летает по вольеру. Кого за ногу ухватит, кого за ухо потреплет. Все это - в полете.

Сотрудница говорит: “Босс так босс! Этот парень всем собакам даст жару”.

“Почему парень? Босс, между прочим, девочка! Прямо как я.”

Между тем, я сама понимаю, что если бы владелица собаки не сказала мне, что это девочка, я бы тоже решила, что передо мной мальчик. Босс. Наши гендерные стереотипы зарыты на таком дне сознания, что уже не докапаешься до их корней.

А я все также работаю начальником собачьей конторы. Заведующая отелем, группой дневного пребывания и спа для лучших друзей человека. Думаете, работа с животными… Снятие стресса… Какое там! Если не грыземся с клиентами, то грыземся с сотрудниками, а иногда и с теми и другими одновременно. Удачным считается день без грызни - в прямом и в переносном смысле.

Постигаю ремесло управления людьми, интересная это тема, занятная. У меня образование в менеджменте, но там меня так и не научили тому, что действительно важно. Да и можно ли научить? Упавление - это же общение с людьми, в конечном счете. А люди - индивидуумы, личности. Какие-то шаблоны можно разработать, но все равно придется их корректировать для каждого и для каждой конкретной ситуации.

Долгое время злилась сама на себя. Ну какой из меня, к чертям собачьим, босс? Руководитель, он должен быть жестким, а то откусят руку, если протянешь палец. А я? Я даже голоса повысить не могу, даже если захочу. Ком в горле. Я конфликтов избегаю до последнего, буду терпеть и себе же наносить урон, но ругаться не стану. Конфронтация? Не ко мне.

Я решила было, что пора меняться. Что надо каким-то образом стать жестче. Научиться гавкать на подчиненных и показывать, чего ты стоишь в противостоянии с коллегами своего уровня, защищать территорию. Но поняла, что не смогу. Если изменюсь, то это буду уже не я.

Я уволилась из последнего издания, потому что мне сказали: пиши проще. Выбрось метафоры и ненужные прилагательные. Предложения делай покороче. Не злоупотребляй деепричастными и причастными оборотами. И я тогда отчетливо поняла, что без метафор и сложносочиненных предложений я уже не буду собой. Я не хотела, чтобы мое имя стояло под обезличенной упрощенной писаниной.
Потерять себя - хуже, чем потерять работу.



Я верю в символы и знаки, и сколько ни кидайте в меня старыми тапками, не перестану. Кто-то на работе купил китайской еды на обед, и там в печенье записочка лежала: “Девять десятых обучения - это поощрение”. Я долго вертела ее в руках… Оказалось, это цитата Анатоля Франца.

Позитивная мотивация - то, что мне помогает руководить людьми. У них загораются глаза, когда говоришь им, что они хорошо работают. Отметишь кого-то за хорошую идею, креативный подход, и другие стремятся что-то предложить. Я сейчас не о материальном поощрении, а просто о похвале, добром слове, которое ровным счетом ничего не стоит. Будут всегда, конечно, и лентяи, и раздолбаи, которым неважен результат, но не о них речь сейчас.

Вычитала где-то: “Задача лидера - создать такую атмосферу в коллективе, чтобы команда превосходила ожидания”. Залипла.

И профессора Преображенского вспомнила - из “Собачьего сердца”. Прав был Булгаков.

– Лаской-с. Единственным способом, который возможен в обращении с живым существом. Террором ничего поделать нельзя с животным, на какой бы ступени развития оно ни стояло. Это я утверждал, утверждаю и буду утверждать. Они напрасно думают, что террор им поможет. Нет-с, нет-с, не поможет, какой бы он ни был: белый, красный и даже коричневый! Террор совершенно парализует нервную систему.


...Много мыслей на эту тему, я ее обязательно продолжу. Только не сегодня, потому что после 12-часового рабочего дня я устала как собака и валюсь с ног.