?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В детстве я не могла ездить на машине. Автобусы и троллейбусы были сущим кошмаром. Меня, простите за подробности, выворачиволо наизнанку. Поездки на авто были адом. Если приходилось куда-то ехать на машине, то я не ела ничего перед этим: все равно стошнит.
Так, уже в четыре-пять лет я могла легко преодолевать большие расстояния пешком: моим родителям ничего не оставалось, как топать со мной многие километры по городу, потому что вид транспортных средств приводил меня в ужас, а даже запах машинного масла или бензина практически лишал чувств. Автобусы (старые "Икарусы") очень сильно воняли этим маслом, я просто задыхалась от запаха уже на остановке. Теплоход и поезд меня беспокоили в меньшей степени, меня в них почти не тошнило.

Со временем этот недуг ослаб, и научилась ездить на общественном транспорте. Позднее я стала воспринимать автомобиль не как камеру пыток, а как должное - средство передвижения. Однако у меня до сих пор бывают неприятные ощущения, когда я еду на заднем сидении. Когда еду на переднем сидении, чувствую себя нормально, а когда веду машину - лучше некуда.
Помню свой первый полет на самолете. Мне было 16. Я наглоталась таблеток от укачивания, которые сделали меня сонной и апатичной, и ела специальные леденцы. Я боялась, что меня будет тошнить, и на меня с отвращением вытаращится весь салон самолета (это же не машина, которою можно остановить на обочине!). В следующий полет я отказалась от таблеток и брала с собой только леденцы. Потом отказалась от леденцов.

При этом я с детства очень любила путешествовать. Это всегда было моей заветной мечтой - объехать как можно больше мест. Я переживала: как же я буду путешествовать, если мне так плохо каждый раз, когда я куда-то еду? Но я очень , очень хотела путешествовать. Я уповала на достижения медицины и собственную силу воли. "Морская болезнь" меня не оставит, решила я. Как не останавливало позднее отсутствие денег и прочие препятствия. Я уже побывала в 11 странах мира. И это - только начало, господа!

Я росла замкнутым ребенком. Не любила шумных компаний, никогда не была их "душой". Предпочитала общество близких подруг или взрослых. В школе больше всего я ненавидела отвечать у доски. Даже если я знала предмет, сердце уходило в пятки каждый раз, когда приходилось это делать. Они все на меня смотрят! Что может быть ужаснее публичных выступлений? Зачем меня так пытают?
Я никогда не подходила к кому-то знакомиться первой. В общем, была типичным интровертом, которому в тысячу раз комфортнее и интереснее с книгой, чем в компании других детей. Я, наверное, им и осталась, просто только научилась жить по правилам этого мира.
Мира, где общительность - залог успеха. Мира, где, если ты не сделаешь первый шаг, не проявишь инициативу вовремя, то можешь сразу вешать на себя значок "лузер" и идти домой спать. Мира, живущего по правилам экстравертов.

Я просто... очень любила писать. Я любила писать больше, чем ненавидела выступать публично и проявлять инициативу. В точности так же, как я любила путешествовать сильнее, чем боялась "морской болезни".
Думаете, я бы стала в старших классах школы ходить по редакциям и предлагать свои работы редакторам, если бы я не любила писать до одури?
Ходить к незнакомым людям, которые смотрят на тебя свысока в прямом и всех возможных переносных смыслах. Ждать от них внимания и понимания, а получить порцию презрения. Да ни за какие коврижки!
...но только так можно было опубликовать свои материалы. И я шла.
Многие становятся журналистами потому, что любят людей и общение. Я стала журналистом из-за того, что любила писать. Общаться я не любила совсем. Я помню, как не спала ночи перед своими первыми интервью, боялась, прокручивала в голове сценарии, шла на следующий день брать интервью измученная и с подглазинами, но все-таки шла. Я настолько любила писать, что готова была на такие жертвы и даже большие, если потребуется.
Журналистика - палка о двух концах: общение и творчество. Одно без другого не возможно. Речь о настоящей журналистике, а не о суррогатной, которой я балуюсь сейчас.
Постепенно мне стало нравиться общаться, знакомиться с людьми и проявлять инициативу. Сегодня подростковые страхи сильны только в моей памяти о тех годах. Однако я прекрасно понимаю каждого, кто сталкивается с подобными эмоциями. Я знаю их от и до.

В Америке я научилась улыбаться, несмотря на плохое настроение, боль, усталость. На душе могли скрести тысячи кошек, но мой клиент в Хилтоне был последним, кто мог об этом догадаться. Интересно, что осознание собственной силы воли придает больше (простите за тавталогию) сил, чем пять чашек кофе или несколько выпитых залпом энергетических напитков :)

Comments

les_ni
Mar. 8th, 2012 06:21 pm (UTC)
Как на меня похоже-я в детстве тоже такой была,боялась даже думать о поездке на машине и публичных выступлениях.Да и сейчас такой же остаюсь,только научилась как-то скрывать свои чувства.
Кстати о журналистике-мне тут один penpal friend из Польши прислал ссылку на сайт,где можно публиковать свои статьи и получать за это деньги.Насчет денег,говорит,правда-за свои 7 статей он заработал аж 1 евро.Но думаю,это хорошая тренировка для письма вообще,ведь твои статьи читают и комментируют native speakers.Вот сайт::))
http://www.triond.com
rus_esmeralda
Mar. 9th, 2012 10:11 pm (UTC)
Спасибо за ссылку :)
А как сейчас с публичными выступлениями, Вик? Как ты научилась преодолевать себя?
les_ni
Mar. 10th, 2012 12:36 pm (UTC)
До сих пор перед выступлением у меня начинают дрожать колени и пересыхает в горле,а во время лицо заливается краской.Но в большинстве случаев,как ни странно,мне удается это скрывать:)