Julia Lansford (rus_esmeralda) wrote,
Julia Lansford
rus_esmeralda

Венчание

Свадьбы, а особенно – венчания, – это, прежде всего стресс, скажу я вам, неженатые господа и незамужние дамы. Много работы, нервов и переживаний ради одного-единственного дня. Который пройдет как один миг, пролистнется и станет прошлым точно так же, как и любой другой заурядный день, например, прошлый понедельник.
И ради чего стараться? Есть ради чего. Чтобы сказать всему миру, что несмотря ни на что, мы всегда будем вместе. Несмотря на то, что некоторые из вас сейчас ухмыляются про себя, читая эти строки. Несмотря на то, что каждая вторая пара сейчас разводится. (Только подумать: из моих унивеситетских одногуппниц трое уже успели в 25 годам выйти замуж и развестись, причем две девушки уже с детьми).
Если цель какая-то другая, то затевать венчание не стоит. Не стоит овчинка выделки. Зачем врать перед алтарем? Лучше расписаться в загсе и быть свободным от угрызений совести, если что.



Наше венчание проходило в Северной Дакоте, на малой родине Мистера. Там он провел все детство до тех пор, пока не поступил в университет.
Северная Дакота – удивительный штат. Пожалуй, это единственное место в стране, где отмечается бурный экономический рост. О нефтяном буме я уже писала. Из-за огромного количества работников нефтедобычи, которым не хватает жилья, все отели забиты не несколько месяцев вперед. Поэтому для наших немногочисленных гостей нам пришлось бронировать номера за полгода.
В отличие от бедных гостей, мы (я, Мистер и мои родители) долетели в Дакоту вовремя. Гости (из Англии и Северной Каролины) летели чуть позднее, и угодили в шторм, застряв на сутки в Денвере. Но до свадьбы оставался еще один день, который спас ситуацию. На венчание успели все.
Северная Дакота после Нью-Йорка производит интереснейшее впечатление. В первую очередь, своими бескрайними равнинами и пустынностью. На Лонг Айленде заселено практически все пространство острова. По крайней мере, все, что я успела увидеть, – на самом востоке острова я еще не побывала.

Но факт в том, что полей и лугов я не видела, наверное, с самой России. Зачарованно смотрела из окна арендованной нами машины на туманы в низинах, стада коров и лошадей. А вот и не смейтесь! Небоскебы каждую неделю по нескольку раз лицезреть приятно... но и мирный сельский пейзаж начинаешь ценить, живя в рядом с таким мегаполисом.
Интересно в Северной Дакоте строят дома. Двухэтажных домов в привычном для нас виде нет. У большинства домов эквивалент второго этажа – это подвал. Там расположены спальни, ванные и все, что ожидаешь увидеть на втором этаже. На первом же, как обычно, кухня, гостиная, столовая.

Кондиционирование таких домов – дело проблемное. Холодный воздух, следуя законам физики, собирается в подвале. Получается, там настоящий «северный полюс», градусов 13 или около того, в то время как на первом этаже даже не прохладно... Кстати, зимой с отоплением – та же история. Теплый воздух остается вверху, а низ почти не прогревается. Такая вот в этом подвале вечная мерзлота. Однако в 30-градную жару это не так уж плохо. Кстати, я теперь уже не удивляюсь, почему Мистер так хорошо переносит холод.
Первый день мы посвятили отбору мест для фотографий. Городок маленький, окраины усыпаны нефтяными сооружениями, выбрать хорошие места не так-то просто. В итоге, нашли три места: озеро и два парка, один из которых на территории местного колледжа (техникума).

Помню, меня посещали интересные мысли, очередная переоценка ценностей. Так, я всегда думала, что мой родной город – очень маленький. Но сейчас, сравнив его с тем местом, откуда родом Мистер, я поняла, что Кострома – еще не самый тяжелый случай. В его городе, когда он там жил, было всего 20 000 населения. В моем – почти триста. Зато квартира, в которой я выросла, неожиданно стала казаться жутко маленькой. Четыре больших комнаты – это солидного размера по российским меркам квартира... здесь теряется по сравнению даже с самым маленьким домом. Не то что бы я раньше этого не знала, я бывала много раз в американских домах, но никогда не сравнивала их со своим детством в России.
Вечером нам доставили цветы - розы. Они приехали к нам из далекой Калифорнии. Мы с мамой смастерили своими руками букет невесты, а оставшимися розами на следующий день украсили стол.

Венчание заняло полчаса. Оно включала в себя обряд бракосочетания и католическую мессу. Все, кроме меня и моего отца, сели в первых рядах. Мы сели позади. В огромной пустой церкви наша скромная церемония выглядела по-странному торжественно. Когда пришло время венчания, папа отвел меня к алтарю. Это для меня было самым волнительным моментом в церемонии... не считая самой клятвы.
Сестра Мистера и ее муж были нашими свидетелями. Они же держали кольца, которые мы после клятвы надели друг другу на пальцы. Клятва была той самой, которую все так много раз слышали: «Клянусь любить тебя вечно, в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии, пока смерть...». От важности момента, волнения и не кстати нахлынувшей сентиментальности у меня навернулись на глаза слезы. Но я силой воли не дала им перелиться за край :)))
А вот поцелуя не было, представляете! Для меня до сих пор остаеся загадкой, то ли молодой священник забыл (!) сказать о поцелуе, то ли по строгим канонам католичества в церкви вообще не целуются?.. Тайна, покрытая мраком.
Священник, молодой парень (моложе жениха, ага!) очень старался, и видно было, как он тщательно подготовился к церемонии. «Легко отделался», что называется, с нашей маленькой свадьбой. Потом столкнется с другими и будет вспоминать свое первое венчание, которое было таким простым и тихим.

Повторюсь, у нас была очень скромная свадьба, всего шестнадцать человек. Фотографировал нас мой папа, букет собрали мы с мамой. Макияж и прическу мне, правда, сделали в салоне. Я предварительно ходила во французский салон Varin на Манхэттене, где мне подобрали подходящую под образ прическу, и сфотографировала весь процесс, чтобы северо-дакотские парикмахеры знали, что именно нужно делать с моей шевелюрой.
Музыки, танцев и прочих культурно-массовых мероприятий и народных гуляний не было. Вс е пати заняло, в лучшем случае, три часа и состоялось в саду дома мамы Мистера. Забавно, что в таком красивом и уютном доме не нашлось стеклянных бокалов (в России в каждой каморке, по-моему, в серванте стоит хрусталь...). Мы их наспех купили в Уолмарте (том самом, в котором работать некому), потому в последний момент я решила, что пить шампанское из пластиковых стаканов это уж совсем моветон. Кстати, шампанское достать в Северной Дакоте – проблема, мы его нашли не сразу. Видимо, нефтяники уважают шипучий напиток... У нас даже не было свадебного торта. Помню, мне друзья на 20 лет подарили трехэтажный торт, красивый такой, с надписью. На свадьбе мы разрезали маленький чизкейк.
Вполне возможно, мы по американским меркам (да и по российским) можем бороться за звание самой бюджетной свадьбы года.

Кто-то скажет, что мы жмоты... но я очень довольна своим венчанием. А еще больше я довольна тем, что все это, наконец-то, позади. Сказаны главные слова, надеты кольца, и теперь мы вместе перед Богом и людьми. И это – главное.


......
Следующий за свадьбой день мы провели с Мистером и моими родителями в национальном парке Теодора Рузвельта, где увидели дикого бизона на расстоянии нескольких метров! Кроме того, мы повстречали диких лошадей, луговых собачек и других обитателей прерий Дикого Запада. Поездка достойна поста, как и удивительные фото оттуда, и он скоро появится.
Tags: lifestyle
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments