Julia L. (rus_esmeralda) wrote,
Julia L.
rus_esmeralda

Тарик и взятки булочками

Тари́к - из Бангладеша. Он работает в кафешке на вокзале, куда я часто захожу после работы. Продает кофе, горячий шоколад, чипсы с хотдогами и прочую дребедень. Высокий молодой парень в очках, с похожим на индийский акцентом. Улыбчивый, всегда в хорошем настроении, непременно спрашивает, как прошел мой день. Все-таки здорово, когда кто-то об этом спрашивает. Особенно в полночь на дурацком полупустом вокзале.

Обычная нью-йоркская забегаловка, каких тысячи разбросаны по закоулкам Куинса, Бруклина и всех остальных районов. Из представленной там дребедени после рабочего дня меня больше всего интересует пиво и вино в маленьких бутылочках. Если я пропускаю электричку, то я знаю, что мне гарантирована "награда" в виде вина. Больше одной бутылочки (размером со стакан, не больше я не алкоголик) я себе не позволяю.

А еще мне гарантировано укрытие от бомжей и разных непонятных личностей, ошивающихся вокруг вокзала по ночам. В кафешку на перерыв часто наведываются полуночные полицейские. Покупают пончики и жуют с кофе. Иногда рядом сидит большая служебная овчарка. Спокойнее, как ни крути, когда они рядом.

Да, я пью дешевое вино в забегаловке после работы. It's my guilty pleasure. Словарь Lingvo мне сказал, что, мол guilty pleasure - это пагубное пристрастие. Не совсем. Удовольствие поровну с чувством вины, как-то так лучше перевести.

Ах да, Тарик.
Когда у меня украли телефон, Тарик дал мне позвонить Мистеру, чтобы тот заблокировал аппарат.
Когда я работала с температурой, кашлем и больным горлом, он сделал мне горячий шоколад и просто подарил. "Тебе нужен горячий шоколад!". Я согласилась. Я сама не догадывалась, как он мне был тогда нужен, этот волшебный напиток.

К чаевым у меня особенное отношение, двойственное. С одной стороны, я ненавижу всю эту систему, где миллионы людей и их доход находятся в зависимости от милости клиента и его желания оставить чаевые. С другой стороны, я всегда оставляю хорошие чаевые. Я работала в ресторане, я зависела от чаевых, и я знаю, что это такое.

Я всегда даю Тарику чаевые, складываю долларовые купюры в стаканчик с надписью Tips.
Так мало кто делает, на самом деле. В маленьких забегаловках чаевые оставляются по желанию, не в обязательном порядке как в ресторане с официантами.

Тарик вот, Тарик повадился давать мне "взятки" ("откаты"?) булочками. Непременно подсунет мне пакетик со свежим маффином. Бесплатно, конечно. Вкусные они у них, с черникой, с шоколадом, с бананами.

Еще Тарик однажды оказался моим благодарыным слушателем, когда я разоткровенничалась, и рассказала, что мне все надоело, и я хочу другую работу. В тот момент я как раз пыталась устроиться в сеть французских ресторанчиков управляющим, и, пройдя три собеседования, решила было, что дело в шляпе. Но ошиблась, французы меня забраковали.

Тарик очень просил меня устроить его на работу, если я туда перейду. И платят ему копейки, и работать приходится по ночам. Дал мне вместо одного кекса три и смотрел большими грустными глазами.

Но если бы даже я туда устроилась, не знаю, как брать на работу Тарика. Он же того гляди раздаст все французские пирожные за бесплатно потенциальным работодателям...
Tags: люди, наблюдения, нью-йорк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments